главная емайл

ИППО статьи и публикации - Палестина

Владимир Лагутин

ПАЛЕСТИНА

«ЕСЛИ БУДЕТ ЛЮБОВЬ – СЕРДЦЕ ПОДСКАЖЕТ»

ЗАМЕТКИ О ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ ИМПЕРАТОРСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛЕСТИНСКОГО ОБЩЕСТВА

В 90-е годы прошлого века российское общество переживало период революционных преобразований. Они захватили все стороны нашей жизни и, без сомнения, оставили глубокий след в душах каждого из нас. Сегодня одни вспоминают это время с ностальгией, другие говорят о «лихих 90-х». Однако, по словам поэта, «времена не выбирают – в них живут и умирают».

ОТ РЕВОЛЮЦИИ К ТРАДИЦИИ

Революция означает радикальный и крайне болезненный разрыв со «старым порядком», ниспровержение устоявшихся идеологий, авторитетов, институтов. И все же любая революция, даже самая разрушительная, постепенно затухает, и люди вновь обращают свой взор к вечным, в том числе религиозным, ценностям, к традициям, стремясь нащупать нить исторической преемственности. Так было после двух величайших революций нового времени – Английской и Французской, завершившихся реставрацией монархии. Так было отчасти и в нашей стране в 30-е годы прошлого века, когда на смену идеям Ленина и Троцкого о мировой революции пришла сталинская политика, ориентированная на «национальное величие». В рамках этой политики была частично восстановлена в своих правах Русская Православная церковь, хотя и поставлена при этом под жесточайший контроль государства.

Сегодня, когда коммунистическая утопия канула в Лету, руководители нашей страны – В.В. Путин и Д.А. Медведев говорят о своей приверженности консервативным ценностям, а «партия власти» - «Единая Россия» заявляет о себе как о консервативной политической силе. Скажу искренне: мне тоже близок консерватизм, понимаемый как стремление сохранить лучшее из прошлого во имя строительства достойного будущего. Или, как говорил классик английского консерватизма Эдмунд Берк, «сохраняя, реформировать».

Проблема, однако, состоит в том, какие именно ценности и формы общественной жизни мы собираемся «консервировать». Для дореволюционных консерваторов, будь то министр просвещения граф Сергей Уваров, публицист-государственник Михаил Катков, обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев или раскаявшийся террорист, ставший монархистом, Лев Тихомиров главными из этих ценностей были Православная вера, абсолютная монархия, сильное государство и некое мистическое единение власти и народа.

Несомненно, что современная консервативная идеология не может быть простым продолжением дореволюционного русского консерватизма. Ко всему прочему, она должна учитывать потребности в ускоренной модернизации, объективно стоящие перед Россией, и содействовать ее осуществлению.

Одна из традиций, существовавших в дореволюционной России – стремление людей самых разных слоев общества к самоорганизации во имя решения стоящих перед государством и народом крупномасштабных задач в области развития науки, культуры, международных связей, утверждения основанных на Православии духовных приоритетов. В наше время она особенно актуальна.

ОБЩАЯ РОДИНА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Данная традиция нашла свое плодотворное и яркое воплощение в деятельности Императорского Православного Палестинского общества, 130-летняя годовщина основания которого отмечается в июне этого года. Инициатором создания Православного Палестинского Общества, как оно изначально называлось, был крупный государственный служащий, действительный тайный советник, финансист, историк и востоковед Василий Николаевич Хитрово.

В 1871 году он впервые совершил паломничество в Иерусалим. Это путешествие произвело на него неизгладимое впечатление. С тех пор он стал неутомимым исследователем прошлого и настоящего Святой Земли, призывая всех интересующихся этим предметом не относиться легковерно к тем или иным авторитетам, а стремиться на основании подлинных источников и личных наблюдений составить свое собственное основательное суждение.

В.Н. Хитрово писал: «Если есть на свете страна, которую можно назвать общею родиною человечества, то это бесспорно - Палестина. Кто из нас не произносил священные имена Синая, Иордана, Иерусалима и Вифлеема тогда, когда не понимал еще различия между добром и злом. Три религии, верующие во Единого Бога, привыкли смотреть на Иерусалим как на средоточие их вероисповедания. Сорок веков прошли над этой страной, оставляя в ней, как геологические наслоения, свою летопись. Изучать ее - то же, что изучать развитие рода человеческого. Каждому, от простого богомольца до пытливого ученого, посещение и изучение этой страны дает столько, сколько кто может в себе вместить».

В то же время, как отмечал В.Н. Хитрово, «не менее правы и те, для которых Святая земля представляется тою же, какою была тысячелетия назад. Когда вы стоите на горе Елеонской, вы можете утвердительно сказать: да, на этих горах и долинах покоился взор Богочеловека при Его Вознесении. Когда вы смотрите на исполинские камни, опоясывающие Святую Святых, вы опять же с уверенностью можете сказать: да, на эти камни указывал спаситель своим ученикам, когда плакал над грядущую судьбою Иерусалима. Когда произносилась Нагорная проповедь, перед глазами Говорившего и слушавших расстилалась так же, как и теперь, гладкая лазурь Тивериадского озера».

Объясняя это явление, В.Н. Хитрово проницательно указал на неравномерность течения исторического времени на Западе и на Востоке. «На Западе, - писал он, - род человеческий живет быстрее, впечатления, воззрения, моды меняются скорее, чем поколения. Нам нужно некоторое усилие воображения, чтобы воспроизвести даже ближайший к нам, “век напудренных маркиз”. Иное дело – Восток, там все, до чего только не коснулась рука Европы, остается неизменным, сотни, тысячи лет. Жизнь, обычаи, одежды, утварь остаются почти такими же, какими были во времена ветхозаветных патриархов».

Загадочное для современного читателя словосочетание – «век напудренных маркиз» заимствовано из популярного в то время стихотворения Каролины Павловой «Разговор в Трианоне». В этом мистическом произведении демонизированный воображением поэтессы реальный исторический персонаж - граф Калиостро (очевидный прототип булгаковского Воланда) в ходе беседы с будущим деятелем Французской революции графом Мирабо накануне крушения «старого режима» повествует о своих скитаниях во глубине веков по разным странам и континентам; излагая, в том числе, и такой, без сомнения близкий духовным исканиям В.Н. Хитрово, сюжет:

Я был в далекой Галилее; 
Я видел, как сошлись евреи 
Судить мессию своего; 
В награду за слова спасенья 
Я слышал вопли исступленья: 
“Распни его! Распни его!” 
Стоял величествен и нем он, 
Когда бледнеющий игемон 
Спросил у черни, оробев: 
«Кого ж пущу вам по уставу?»
- «Пусти разбойника Варавву!» - 
Взгремел толпы безумный рев.

В России Палестина всегда воспринималась как нечто родное и духовно близкое. В.Н. Хитрово писал: «Первый наш летописец сохранил нам имя Св. Варлаама, игумена дмитровского, ходившего около 1062 года на поклонение к Святым местам… С этих пор, со времен зарождающейся Руси непрерывным рядом тянутся русские люди в Святую землю, чтобы, по словам упомянутой выше былины:

Святой Святыне помолиться, 
Господню Гробу поклониться 
Во Ердань-реке искупаться.

Ни монгольский погром, ни междоусобные брани, ни падение Византии не останавливают русских богомольцев. Ни моря, ни горы, ни лишения, ни притеснения не служат для них препятствием».

Известный современный дипломат и арабист, профессор Олег Пересыпкин отмечает: «… В некоторых балладах Киев, “мать городов русских”, назывался Иерусалимом, что не вызывало у слушателей никаких возражений. Более того, упоминание городов Палестины воспринималось в народной среде, да и в политической элите России вполне естественно, поскольку церковная служба в России начиналась и завершалась упоминанием Иисуса Христа, его учеников и Иерусалима, где прошла их земная жизнь».

«РЕАКЦИОНЕРЫ» И ТЕРРОРИСТЫ

Василий Николаевич Хитрово считал, что создаваемое по его инициативе Общество должно быть негосударственной структурой, но при этом иметь широкие возможности доля взаимодействия с министерствами, ведомствами и Синодом Русской Православной Церкви. Именно эта идея и была реализована.

В мае 1882 года император Александр III подписал указ о создании Православного Палестинского общества. Его возглавил брат императора – великий князь Сергей Александрович – впоследствии московский генерал-губернатор. Сам В.Н. Хитрово стал бессменным секретарем Общества, он же отвечал за его финансирование, которое было поставлено им на самом высоком уровне.

Еще в 1881 г. великий князь Сергей Александрович вместе со своим братом Павлом Александровичем и великим князем Константином Константиновичем совершил паломничество на Святую Землю. Там он, как отмечают историки, увидел безотрадное состояние Православия в Палестине, убедился в тяжелом положении русских богомольцев, особенно из простого народа. В 1884 году проведенные по инициативе и на личные средства великого князя археологические раскопки в Иерусалиме увенчались обнаружением порога Судных врат, подтвердившим подлинность места Голгофы. В 1888 году великий князь вместе со своей супругой Елизаветой Федоровной вторично посетил Святую Землю, где к тому времени Общество уже развернуло громадную работу. Подчиненные в шутку называли великого князя «президентом Палестины».

Время создания Православного Палестинского общества и личность его первого руководителя глубоко символичны. Оно возникло чуть более года спустя после гибели от рук революционных террористов Царя-Освободителя Александра II. Это царь отменил крепостное право и провел другие реформы, названные его современниками «великими». Среди них выделялись военная реформа, земская реформа и, особенно, судебная реформа, давшая России, как казалось самому императору, окружавшим его либеральным бюрократом и прогрессивной части российского общества, «суд скорый, правый и милостивый». На самом деле это суд зачастую оправдывал всякого рода мошенников, аферистов, производителей незаконных абортов и даже профессиональных террористов, вроде пресловутой Веры Засулич.

По свидетельству консервативно мысливших современников, которым «прогрессивная общественность» приклеила ярлык «реакционеров», «великие реформы» породили глубокое смятение умов: старые ценности были отвергнуты и единственным идеалом для значительной части общества стали деньги, независимо от источника их получения. Среди интеллигенции стало модным не верить «ни в Бога, ни в дьявола», над искренне верующими потешались. Система государственного управления разъедалась коррупцией и демонстрировала растущую неэффективность: эта неэффективность коснулась даже обеспечения государственной безопасности, которая обнаружила полную беспомощность в борьбе с революционными «бесами» - террористической бандой под горделивым самоназванием «Народная воля». К.П. Победоносцев с негодованием отмечал, что лица, отвечавшие за безопасность императора, не имели ни малейшего понятия ни о том, какими бомбами могут воспользоваться террористы, ни о тех мерах, которые следовало бы принять, чтобы свети к минимуму шансы на успех покушения.

Неудивительно, что после гибели Александра II и последовавшими вслед за ней судом над цареубийцами и их казнью, здравомыслящая часть общества потребовала не спешить с дальнейшим реформированием, укрепить законность и порядок, защитить, там, где это было необходимо, традиционные русские ценности, и, прежде всего, Православие.

Великий князь Сергей Александрович был сторонником именно такой политики, хотя и не избежал в ходе ее проведения некоторых «перехлестов», давших дополнительное пропагандистское оружие его врагам. В революционной литературе он был представлен тупым сатрапом, реакционером и воплощением всех мыслимых пороков. К сожалению, именно этот образ дожил до наших дней, в том числе в романах известного беллетриста Б. Акунина – одного из «идейных отцов» современных либеральных «ниспровергателей» и участника антиправительственных манифестаций.

Не удивительно, что великий князь пал жертвой возобновившегося в начале ХХ столетия революционного террора. 4 февраля 1905 года бывший студент Иван Каляев бросил бомбу в карету Сергея Александровича. Этот теракт был тщательно подготовлен Боевой организацией партии эсеров во главе с Евно Азефом, бывшим «по совместительству» осведомителем Охранного отделения, и Борисом Савинковым.

Газета «Революционная Россия» так описывала это событие: «На месте казни лежала бесформенная куча, вышиной вершков в десять, состоявшая из мелких частей кареты, одежды и изуродованного тела. Публика, человек тридцать, сбежавшихся первыми, осматривала следы разрушения; некоторые пробовали высвободить из под обломков труп. Зрелище было подавляющее. Головы не оказалось, из других частей можно было разобрать только руку и часть ноги. В это время выскочила Елизавета Федоровна в ротонде, но без шляпы, и бросилась к бесформенной куче. Все стояли в шапках. Княгиня это заметила. Она бросалась от одного к другому и кричала: “Как вам не стыдно, что вы здесь смотрите, уходите отсюда”. Лакей обратился к публике с просьбой снять шапки, но ничто на толпу не действовало, никто шапки не снимал и не уходил». Сам Каляев, бывший во время покушения сильно «навеселе», чудом уцелел. Вот уж точно – пьяному море по колено!

Супруга великого князя – Елизавета Федоровна посетила террориста в тюрьме. Сам Каляев в письме на волю так описывал эту сцену так: «Мы смотрели друг на друга, не скрою, с некоторым мистическим чувством, как двое смертных, которые остались в живых. Я - случайно, она - по воле организации, по моей воле, так как организация и я обдуманно стремились избежать излишнего кровопролития.

И я, глядя на великую княгиню, не мог не видеть на ее лице благодарности, если не мне, то во всяком случае судьбе, за то, что она не погибла.

- Я прошу вас, возьмите от меня на память иконку. Я буду молиться за вас.

И я взял иконку.

Это было для меня символом признания с ее стороны моей победы, символом ее благодарности судьбе за сохранение ее жизни и покаяния ее совести за преступления великого князя».

На суде Каляев превозносил «нравственную ценность» своего чудовищного поступка и утверждал, что никто из судей не вправе его осуждать. Тем не менее, он был приговорен к смерти и повешен, несмотря на заступничество перед царем со стороны Елизаветы Федоровны. В уродливой личности Каляева совмещались черты садиста и псевдорелигиозного фанатика. Именем этого преступника в советское время в Москве была названа улица. На таких примерах воспитывалась советская молодежь.

Глубоко символично, что Елизавета Федоровна после гибели своего мужа стала председателем Императорского Православного Палестинского Общества и оставалась в этой должности вплоть до Февральской революции.

ПО ПУТИ ТРУДОВ, СЛАВЫ И ГОНЕНИЙ

Императорское Православное Палестинское общество ставило пред собою следующие цели: сбор научных сведений о Святых Местах и их публикация; устройство госпиталей, общежитий и школ для поддержания церквей, монастырей, обителей и всех посетителей Святой Земли, как светских так и священнослужителей; организация научных экспедиций для изучения материалов, связанных со Святой Землей; распространение информации об Обществе с помощью книг, журналов, лекций и т.д.

В докладе Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Иллариона на Международной конференции «Свобода вероисповедания: проблема дискриминации и преследования христиан», состоявшейся 30 ноября 2011 г., отмечалось: «Школы Императорского Православного Палестинского Общества, основанного в 1882 г., бесплатно обучали арабских детей. Общество содержало к 1914 г. более 100 школ и учительских семинарий в Палестине, Сирии и Ливане. В этих школах неизменно уделялось большое внимание изучению арабского языка и арабской культуры. Несколько поколений арабской интеллигенции этих стран прошли через русские школы и сохранили о них самые благодарные воспоминания. На деньги российского государства и благотворителей из России на Ближнем Востоке устраивались медицинские и благотворительные учреждения для местных жителей-арабов. Православные общины на Ближнем Востоке с XVI века получали финансовую помощь от России и Русской Церкви, потому что у нас хорошо понимали, как трудно живется нашим братьям христианам в этом регионе. Во время активизации гонений на христиан в прошлые века Россия оказывала политическую поддержку гонимым, в том числе в форме дипломатического давления на страны, где происходили гонения. Одним словом, Россия и Русская Церковь исторически являлись и являются защитниками гонимых христиан».

Историки отмечают, что с появлением Императорского Православного Палестинского общества российская внешняя политика на Ближнем Востоке смога опереться на широкие народные массы, на тех, кот совершал паломничество к христианским святыням в Палестине. В то же время государство активно поддерживало деятельность Общества: оно получало ежегодную субсидию в размере 130 тысяч рублей, были и крупные пожертвования целевого назначения.

Пожертвования поступал и от частных лиц. Об одном из таких случаев великий князь Сергей Александрович писал обер-прокурору Св. Синода К.П. Победоносцеву: «Член Русской Духовной Миссии в Иерусалиме Вениамин принес в дар Императорскому Православному Палестинскому Обществу всю свою недвижимую собственность в Святом Граде, стоимостью 25 000 рублей. Ввиду столь значительного пожертвования и принимая в соображение, что отец иеромонах Вениамин, как иеромонах общины сестер милосердия принимающий участие еще в Севастопольской обороне более 30 лет состоит при Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и последнюю Всемилостивейшую награду, сопричисление его к ордену Св. Анны 2 степени, получил 15 мая 1883 года, я считаю долгом просить Ваше Высокопревосходительство исходатайствовать ему Всемилостивейшую награду — сопричисление его к ордену Св. Владимира 3 степени и, буде возможно, не в очередное представление о наградах, имея в виду его болезненное состояние и свыше 80-ти летний возраст. О последующем буду ожидать Вашего уведомления».

Почетными членами ИППО были многие выдающиеся государственные деятели, такие как С.Ю. Витте, П.А. Столыпин, В.Н. Коковцов, К.П. Победоносцев и др.

21 мая 1907 года в Петербурге и Иерусалиме торжественно праздновали 25-летний юбилей ИППО. В своем рескрипте император Николай II отмечал: «Ныне, обладая в Палестине владениями ценностью почти в два миллиона рублей, ИППО имеет 8 подворий, где находят приют до 10 тысяч паломников, больницу, шесть лечебниц для приходящих больных и 101 учебное заведение с 10 400 учащихся; выпущено в свет 347 изданий по палестиноведению».

Сам В.Н. Хитрово за неделю до кончины, последовавшей 5 мая 1903 года, удостоился императорского рескрипта, в котором говорилось: «Василий Николаевич! Из отчетов, представленных Мне Августейшим Председателем Императорского Палестинского Общества, Его Императорским Высочеством Великим Князем Сергием Александровичем, Я с отрадным чувством убедился в выдающемся успехе деятельности названного Общества. Основанные им в Святой Земле подворья для паломников и заведения учебные и врачебные вполне удовлетворяют своему полезному назначению; число православных паломников возросло до десяти тысяч в год; для ознакомления с историей и современным положением Палестины Обществом предпринят целый ряд ученых и общедоступных изданий. Столь блестящие результаты достигнуты благодаря пожертвованиям и постоянным заботам подвизающихся на пользу Общества ревнителей веры и благочестия, в ряду коих вы заняли видное место вашими двадцатилетними плодотворными трудами в званиях Помощника Председателя, члена Совета и Секретаря Общества. Сердечно сочувствуя возвышенным целям Православного Палестинского Общества, коему вы так много послужили, Я считаю справедливым за изъясненные заслуги ваши объявить вам Мое благоволение».

После Февральской революции председателем Российского Православного Палестинского общества (уже не Императорского) стал бывший обер-прокурор Синода, член Государственного Совета, сенатор, гофмейстер Императорского двора князь Алексей Александрович Ширинский-Шихматов – твердый консерватор и монархист по убеждениям. После Октябрьской революции он был вынужден эмигрировать. В эмиграции он пытался продолжать исполнять обязанности председателя ИППО, но успеха не добился.

В 1918 году Совет Российского Палестинского Общества (уже не Православного) избрал своим председателем академика Василия Васильевича Латышева, который до того на протяжении многих лет возглавлял отделение научных изданий в Обществе. По мере укрепления большевистской диктатуры члены Общества подвергались репрессиям, его имущество было национализировано, а в начале 1930-х годов деятельность Общества сошла на нет.

Совет народных комиссаров направил ноту английскому и французскому правительству, где говорилось: «Правительство считает себя обязанным засвидетельствовать, что декретом Совета народных комиссаров 23 января 1918 г. Палестинское общество ликвидировано и все его имущества, как движимые так и недвижимые, объявлены собственностью Русского государства».

На деле же на Святой Земле происходило то, о чем управляющий русскими Подворьями на Святой Земле доносил князю А.А. Ширинскому-Шихматову: «Забыты святыни Иерусалима, забыты монашеские обеты, цель приезда в Святую Землю. Не на высоте положения оказалась и прислуга наших подворий в деле защиты имущества и интересов Общества. Около Александровского подворья был устроен базар распродажи достояния русских подворий с центральным складом в подвалах под Порогом Судных Врат. Еще в день моего приезда в Александровском подворье продавались вещи, похищенные из моих сундуков. С большим трудом, при ярко выраженной оппозиции надзирательницы, освободил я Александровское подворье от продавщиц и от склада вещей неизвестного происхождения. Посуду с вензелями Общества видели в Салтах за Иорданом. Нынешний хозяин заявил, что купил ее на базаре в Иерусалиме. Я видел на русских гражданках юбки из одеял 2 класса и передники из наволочек 3 класса. Тяжелая атмосфера царит на русских постройках...»

16 января 1951 года деятельность Российского Палестинского Общества в СССР возобновилась. В этот день состоялось общее собрание РПО. Во вступительном слове председательствующий академик А. В. Топчиев сказал: «В силу целого ряда обстоятельств деятельность Российского Палестинского общества фактически прервалась в начале 30-х гг. Учитывая усилившийся в последнее время интерес советских ученых, и прежде всего востоковедов, к странам Ближнего Востока, а также возросшие возможности советской науки, Президиум Академии наук СССР признал необходимым активизировать деятельность Общества как организации, помогающей советским ученым заниматься изучением этих стран. С этой целью Президиум Академии наук провел ряд мероприятий по пополнению состава Общества и подготовке настоящего собрания».

Принятый Устав общества гласил: «Российское Палестинское общество при Академии наук СССР имеет целью:

а) изучение Палестины, Сирии, Ливана, Египта, Ирака и сопредельных с ними стран Ближнего Востока в историческом, археологическом, филологическом и культурно-бытовом отношениях;

б) участие в международных мероприятиях по изучению и охранению в этих странах памятников искусства и старины;

в) организацию научных экспедиций и образовательных экскурсий граждан СССР для знакомства с достопримечательностями и историческими памятниками этих стран».

И. В. Сталин дал указание возродить деятельность РПО на Ближнем Востоке, заняться возвращением недвижимой собственности, принадлежавшей ему в этом регионе. Этот процесс проходил очень сложно, сопровождаясь порой острыми конфликтами. Не в последнюю очередь эти конфликты были обусловлены самой ситуацией на Ближнем Востоке – регионе, ставшим ареной ожесточенных сражений, террористических актов и борьбы за геополитическое влияние между двумя сверхдержавами.

ВОЗРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

1992 год ознаменовал собой подлинное возрождение давних традиций. В этом году РПО было возвращено его историческое название - Императорское Православное Палестинское Общество (ИППО). В 2003 году Общество было перерегистрировано Минюстом РФ в качестве международной неправительственной общественной самоуправляемой организации и признано правопреемником исторического ИППО.

Задача современного Императорского Православного Палестинского Общества – реализация гуманитарных, образовательных и научных проектов, способствующих укреплению позиций России на Ближнем Востоке, утверждению высоких духовных ценностей.

С 2007 года Совет Императорского Православного Палестинского общества возглавляет видный государственный деятель – Сергей Владимирович Степашин.

В конце 2009 года после длительных и сложных переговоров правительство Израиля подписало документы о передаче России здания Сергиевского подворья в Иерусалиме, построенного на средства ИППО. 12 мая 2009 года в день рождения великого князя Сергея Александровича на угловой башне Сергиевского подворья был поднят флаг ИППО – эта традиция существовала до начала первой мировой войны.

В январе 2010 года в Паломническом центре Московского патриархата состоялась научная конференция «Русский флаг над Иерусалимом». В приветствии Сергея Степашина участникам конференции говорилось: «Сердечно приветствую участников научно-церковной конференции, посвященной 120-летию со дня освящения Сергиевского подворья в Иерусалиме, которое является одним из ярких символов нерушимой духовной связи России со Святой Землей, российской державности, великого культурного и духовного наследия Русской Палестины.

Как исторический центр и штаб-квартира Императорского Православного Палестинского Общества, Сергиевское подворье и сегодня призвано служить укреплению православного присутствия на Ближнем Востоке, обеспечивать многовекторные интересы России в сфере гуманитарных, культурных, научных и межконфессиональных контактов.

Сегодня все мы стали участниками события общенационального звучания: над Сергиевским подворьем снова развивается российский флаг с исторической эмблемой Императорского Православного Палестинского Общества. Как свидетельство того, что Россия восстанавливает историческую справедливость. Как дань памяти и нашей великой благодарности отцам-основателям Общества и его почетному члену выдающемуся церковному деятелю, ученому и богослову Антонину (Капустину), который 20 октября 1889 года освятил Сергиевское подворье, ставшее оплотом русского православного присутствия в Святой Земле.

Возвращение России Сергиевского подворья стало возможным благодаря совместным усилиям первых лиц государства, Русской Православной церкви, лично Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Управления делами Президента РФ, Министерства иностранных дел России, Императорского Православного Палестинского Общества, что свидетельствует о существующем сегодня единстве помыслов государства, общества и Церкви.

Сегодня на нас возложена, по сути, историческая миссия. Мы обязаны сделать все максимально возможное, чтобы правильно распорядиться этим уникальным историческим объектом и создать на базе Сергиевского подворья влиятельный российский научно-культурный, духовный и информационный центр на Ближнем Востоке. Как Председатель Императорского Православного Палестинского Общества выражаю уверенность в том, что Общество, являющееся апробированным и действенным ресурсом государства в укреплении позиций России на Ближнем Востоке, продвижении национальных интересов страны, полностью готово к этой работе. Надеюсь, что консолидированные усилия всех заинтересованных сторон станут залогом дальнейших успехов в этой чрезвычайно важной сфере».

В феврале 2010 года в палестинском городе Иерихоне на участке земли, принадлежащем Российской Федерации, завершилось строительство музейно-паркового комплекса. В церемонии его открытия принял участие Президент РФ Д.А. Медведев. В процессе строительства были проведены археологические раскопки, обнаружено множество чрезвычайно ценных с исторической точки зрения предметов.

В апреле 2010 года Императорское Православное Палестинское общество завершило реализацию проекта по организации научно-исследовательских и агротехнических мероприятий, направленных на поддержание жизнедеятельности библейской смоковницы или дерева Закхея, расположенной на земельном участке, переданном Палестинской национальной администрации в собственность России. Этот участок был в 1886 году приобретен иеромонахом Иосафом (Плехановым) на деньги русской благотворительницы Елены Резниченко. Когда Иоасаф был вынужден покинуть Палестину, он передал участок Императорскому Православному Палестинскому Обществу.

Для тех, кто не знаком с соответствующим эпизодом Нового Завета или, быть может, подзабыл его, позволю себе процитировать: «Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него. И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И он поспешно сошел и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». (Лк. 19,1-10).

Впоследствии, Закхей стал первым епископом Христианской Церкви в Палестинской Кесарии. Православная церковь почитает Закхея в лике святых. А вот смоковница, на которую он залез, сохранилась до наших дней. Как подчеркнул Сергей Степашин, возвращение этого участка имеет огромное значение для русской религии и культуры.

Глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас в январе 2012 года выразил готовность продолжить передачу Русской Православной церкви принадлежащей ей собственности.

Он также высказался за развитие отношений с Россией, отметив, что Императорское Православное Палестинское Общество играет в этом процессе заметную роль. Русская Православная церковь выступает за мир на Святой Земле и вносит свой достойный вклад в дело урегулирования сложнейших дипломатических конфликтов.

«Мы убеждены, что на Святой Земле должен быть мир. Мы близко к сердцу восприняли страдания людей на Ближнем Востоке», - заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. «Важно также, чтобы и религиозные лидеры участвовали в примирении противоборствующих сторон», - отметил он.

В самой России активно формируются отделения ИППО. В настоящее время Общество имеет 18 отделений, последнее из которых было создано в г. Сочи совсем недавно. Нам предстоит огромная работа. Мы обязаны, прежде всего, изучить хотя бы в общих чертах многое из того, что было создано нашими предшественниками, и сделать все возможное, чтобы поддержать тот высочайший уровень, на который была поставлена деятельность ИППО до революции.

***

В качестве своего духовного завещания потомкам Василий Николаевич Хитрово оставил слова святого апостола Павла: «Духа не угашайте». Он также писал: «Сила не в силе, сила в любви. Если же будет любовь, сердце всегда верно подскажет, что и как сделать».

Эти слова служат девизом для всех, кто сегодня продолжает и развивает замечательные традиции Императорского Православного Палестинского общества.

 

     

Copyright © 2006-2019. Вымпел. 
Все права защищены.

Создание сайта Студия ОЛЛ